8(800) 500-30-76 cool.magtour@yandex.ru

Архыз — по грибы, по ягоды

    Меня зовут Джесси. Я — лабрадор. То есть — лабрадорка. Мне уже 4 года, и я много повидала на своем веку. Я живу в чудесном месте, которое называется то ли Нижний Архыз, то ли Буково, то ли академгородок,  то ли просто поселок, — я точно не знаю, и не очень-то понимаю, зачем столько названий у одного места. Хотя меня тоже называют по-разному: по имени (Джессика и Джесси и Джеся и Жеська, хотя в паспорте написано Жасмин вин Чейндж — интересно, кто это?), собака и сОба, пес и пЕска. У меня есть две машины — УАЗ и Нива, и они все время носятся по горам Архыза. Мое место —  самое главное и почетное — в багажнике. На УАЗе ездит моя сестра, у нее есть имя, она возит себя и друзей. Запихивает их в УАЗ целыми пачками, но мое место никто не занимает. Иногда — жаль, что редко — она называется МАГТУР и возит веселых туристов. Сестра любит собирать ягоды. На Ниве ездит папа, он — грибник. Мама ничего не умеет, тем более — водить машину, она ходит пешком и собирает впечатления и всякую всячину. Если вы любите ягоды-грибы-и всячину, то вам будет прямо по-собачьи интересен мой рассказ.

    Это — большое путешествие с сестрицей. Мы с ней отправились на Софийские. Что такое Софийские, я не знаю, но это очень высоко в горах, и там ужасное количество воды — голубые озера, белые водопады, всякие разноцветные речки. Я еще называюсь ретривер, что означает — водяная крыса, поэтому я плаваю во всем что ни попадя. 

    Как только мы добираемся УАЗе до Ледниковой фермы и поднимаемся к водоемам, я сразу лезу в воду. Сестра моя тоже лезет, а другие люди — нет, далеко не все, им холодно. Что такое холодно, я опять же не понимаю, — мне никогда не холодно, у меня жесткий подшерсток, и намочить его очень трудно. Мне всегда жарко, поэтому Софийские для меня — в самый раз!

    То, что Софийские — это безмерно красиво, понимаю даже я. Говорят, у меня зрение черно-белое, но это, заявляю вам авторитетно, совершенная неправда и даже хуже — наглая ложь. Я вижу, что все озера не только разной формы, но и вода в них — не одинаковая. Оттенки точно разные. Одинаковая у этой вода прозрачность, — плаваю себе и вижу дно.

    На самых верхних озерах почти ничего не растет, но спустись чуть ниже — и ура! Ягоды-ягоды-ягоды. Я их не ем, но сестра моя уплетает за обе щеки. Земляника растет везде, особенно богаты берега речек внизу, а вот брусника и горная черника огромного размера — это награда тем, кто поднимается высоко. Таких много, — в каждой поездке с нами есть!

    Люди едят черные ягоды просто так и еще делают специальную штучку, которая называется смузя. Я это слово запомнила, потому что похоже на «жеся». И потом у этих людей языки черные. Но они почему-то ужасно довольны! 

    Я радуюсь вместе с ними, такая моя задача — радоваться и радовать. Приглашаю вас на Софийские, еще на Дуккинские, еще на Семицветное, и еще везде-везде, что находится за поселком Архыз — всюду там есть эта сладкая черно-фиолетовая ягода, бывают целые поляны, откуда люди часами не уходят и еще говорят — попали мы в черничный плен!

    Это — путешествие с папой. Оно не такое грандиозное и начинается прямо из того места, где мы живем — из Буково. Сначала мы поднимаемся на Большой телескоп, но там не останавливаемся и движемся к горе Пастухова или Лысой горе. Но и тут не тормозим, а едем над ущельем Марухи и поворачиваем так, что снова видим телескоп, но уже малюсеньким.  

    Для такой поездки вполне сгодится папина Нива. Мы добираемся до одной из вершин, и отсюда открываются необозримые панорамы — со всех сторон синие горы, синие облака, даже не поймешь, где кончаются одни и начинаются другие. Здесь растительность богатейшая — леса, поляны, разнотравье, разноцветье, и к тому же — куча всякой живности.

    Правда, мы особливо не любуемся, — сразу ломимся в лес. Папа ужасно прагматичный, «романтизьму» в нем нет, он берет от природы то, что она ему дает. А дает она грибы всех размеров и мастей. Этот лес прямо источает грибной запах, очень разный. По-разному воняют подберезовики, подосиновики, белые, медвежьи ушки, рыжики, маслята…

    Папе хватает пары-тройки часов, чтоб не только набить свои мешки до верху, но еще и почистить-порезать грибы на месте, чтоб дома их сразу готовить. По пути обратно мы часто встречает этих «б-э-э-э», и они такие туповатые! Пока не придавишь бампером, не разойдутся, а гудеть папа не любит… Ну вот и снова телескоп — отсюда до дому рукой подать.

   Интересные попадаются экземпляры, не правда ли? Вот вам и сиамские близнецы Маша и Даша, даже жалко из расчленять, кажется, им так хорошо вместе! Наверное, у них в их двойной голове единый мозг, если, конечно, у грибов есть мозги…

    А этот крепыш всем напоминает что-то разное, папа говорит — у кого что болит… У меня ничего не болит, поэтому он мне представляется просто дедушкой-грибком из сказки «Морозко». Он, конечно, был вредный — превратил  парня в медведя, хотя тот так хорошо орал: «Погляжу на себя — самому отрада! Не косой и не рябой, а такой, как надо!»

    А вот пешая прогулка с мамой. Эта калитка в каменной стенке находится прямо в поселке, через нее мы попадаем в наш любимый лес и направляемся вверх вдоль речки со странным названием Подорванка. Доходим до «провала» — крутого спуска к реке или до какого-нибудь маленького каскада, и идем вниз — у нас всего час обеденного перерыва. 

    Культовый камень. Мама зовет его синим, наверное потому, что у нее «астигматизьм», и она цвета видит не такими, какие они на самом деле. И, конечно, лезем в нашу купель, образованную маленьким водопадом. Обратите внимание — даже осенью после дождей купель глубокая, а вода чистая, как небеса над нами. Мне велят — мойся! хорошо мойся! — ну я и моюсь. 

    Прямо над купелью — пещеры. В них находили черепа. Говорят, это черепа монахов и отшельников, скрывавшихся здесь от расправы. Внизу точно есть древнее монастырское кладбище с крестом, — я там часто бываю. Неподалеку — множество развалин старинных маленьких церквей и келий. Туристов сюда не водят, тут буераки-реки-раки!

    Люблю встречать людей на конях, они дружелюбные, и у них такие красивые имена — Казбек, Умар, Расул, Заурбек… А это еще одна чудесная встреча — со мной и моей подружкой гулял сам Марат Башаров! И даже вычесывал нас по очереди! Вот был у меня повод похвастаться перед всем моим семейством, их-то знаменитости не вычесывают!!!

   Вы, конечно, скажете — а тут-то что вы собирали? Ни ягод, ни грибов. Ан нетушки! Прямо на дороге и на полянах растут синие и фиолетовые сливы и сочные яблоки. Яблоки всякие — и ранетки, и крепкие зеленые, и большие желто-красные — на все вкусы!

    А наша золотая осень! Это самая лучшая пора не только в большом Архызе, но и у нас — в его маленьком «филиале». Буйство красок такое, что при солнечной погоде я глаза открыть не могу, золото и багрянец — просто повсюду! Дарю всем вам букет нашей драгоценнолиственности. Теперь вы знаете — у Архыза есть не только знаменитые туристические достопримечательности, но и маленькие радости-подарочки, доступные всем и каждому!

    Однажды на речке Гороховка (еще одно названьице!) мы попали в царство камней. Началось со встреч с небольшими вертикальными «человечками» и «ракетами». Потом появились пирамидки и пирамиды и пирамидищи. Они не стояли на тропе, а висели прямо на обрыве, и не-пойми-на-чем держались. Чья рука их создала? Мы бегали и искали творца, но так и не нашли…

    Зато увидели камни большущего размера, стоящие на одной точке так крепко, как будто они всегда тут были. Но мы-то знаем свои тропы «от и до» и можем поклясться, что раньше «их тут не стояло». И — о чудо! — тропа привела нас к самому центральному каменному комплексу с десятками разных фигурок.  После этой прогулки все пытались повторить «камнестояние», но получилось только у папы. У меня хорошо получалось только все крушить и сшибать. Увы, таков удел четвероногих!

   Но я не отчаиваюсь, всегда радуюсь и приглашаю вас всех радоваться вместе со мной в Буково, в городище Нижнего Архыза, у Большого телескопа, на горе Пастухова и на всем огромном пространстве горного Архыза! Заявляю авторитетно — лучшего места в мире не найти!!!

текст Жасмин вин Чейндж