8(800) 500-30-76 cool.magtour@yandex.ru

Несколько дней из жизни Походника. Глава 1. День 1.

Глава 1. День 1.

    Как-то раз меня все достало до такой степени, что я решил выйти в окно.

    Вообще я не склонен к суицидальным мыслям, но жизнь моя и впрямь стала совершенно невыносимой, и выхода никакого я не видел. Я подошел к окну, встал на подоконник и посмотрел вниз. Мне не было страшно, я был абсолютно спокоен и апатичен. И тут-то я бы точно прыгнул, если бы не пришедшая вдруг в голову мысль: «Фу, как банально». Я вдруг понял, что из окна  — не этого, но из многих соседних точно, — выходили до меня сотни людей. И еще столько же выйдут. Что может быть хуже, чем быть, как все? Нет, это не по мне. Тогда я решил прыгнуть со скалы. Все лучше, чем если мои останки будут отскребывать с асфальта, где слоями вросли в землю чужие внутренности сотен суицидников.

    И я пошел в горы. И забрался на высокую скалу. Пока лез, думал уже: «Да может ну это все, я помру еще до того, как поднимусь, а это неинтересно». Вы, конечно, можете сказать: «Парень, ты даже умереть нормально не можешь? К чему эти сложности?» Но все-таки согласитесь, что покончить с тобой — это не дилемма «чай или кофе». Поэтому да, банально умирать я не хотел. Умирать от усталости тоже не хотел. Я хотел разбежаться и прыгнуть со скалы, чтоб хоть напоследок все сделать красиво.  

Выход из окна — это банальность. До тебя из окон выходили, и после тебя будут выходить, и твой выход из окна увеличит слои вросших в землю останков суицидников всего на один слой.

«Гор — миллионы, и с каждой горы открывается вид, который открывается только с этой горы, и не открывается ни с какой другой горы из миллиона гор», — это почти еврейская мудрость.

    Когда я поднялся-таки на вершину и подошел к краю скалы, я увидел под ней пропасть метров 300, не меньше. Она была то, что надо. Она так и манила меня. Я уже хотел было шагнуть туда, но тут поднял взгляд и увидел хребты… ледники… сосны… снега… ущелья… долины… и такой далекий мир внизу. Я долго смотрел на все это, а ветер трепал мне волосы. И тогда я подумал: «А ведь это всего лишь одна гора, а их миллионы, и с каждой открывается свой вид, непохожий на другие, и за всю жизнь не переходить горы и не пересмотреть все виды». Я отошел от края скалы и присел на корточки. «Суицид — это неинтересно», — сказал я себе.

    Так я стал походником.

Глава 2. День 2.