8(800) 500-30-76 cool.magtour@yandex.ru

Несколько дней из жизни Походника. Глава 2. День 2.

Глава 2. День 2.

    Когда я решил стать походником, я понял, что мне нужен наставник.

    Ведь я не знал об этом образе жизни ровным счетом ничего. Я знал, что нужен рюкзак, спальник, палатка, но мне хотелось стать профи: научиться пользоваться снарягой, правильно укладывать вещи, спать на снегу… Тогда я решил обратиться к одному человеку за помощью. Он долго жил рядом с горами и, говорят, исходил в одиночку немало маршрутов. Я нашел его и попросил взять меня в поход, чтобы я тоже стал гуру, как и он. Явно польщенный, он сказал: «Без проблем», — и мы договорились выйти на следующее же утро. «Что мне взять с собой?» — спросил я. «Ничего, все есть», — ответил он так уверенно, что я не решился спрашивать дальше. Он гуру, ему виднее.

    Утром мы вышли. Налегке. Я пытался добиться ответа, где все-таки снаряжение, еда, почему мы идем налегке, как будто вышли на променад, но он неизменно отвечал только одно: «Не переживай, все будет». Я был в полном недоумении, но решил, что раз сам напросился в ученики, стоит помолчать и посмотреть, что будет дальше. И только когда мы оказались уже поздним вечером в кромешной тьме на леднике, я, наконец, понял, в чем дело. На вопрос: «И как мы будем ночевать здесь без спальников и палаток?» — мой гуру молча достал из-за пазухи поллитровку спирта, хорошо приложился к ней, протянул мне. Я машинально взял, а он, сладко зевнув, свернулся клубочком на снегу и мирно заснул.  

Если ты напросился в ученики, то, даже находясь в полном недоумении, стоит помолчать и посмотреть, что будет дальше, — и в свое время, хоть и в кромешной тьме, ты поймешь, в чем дело.

Принятие реальности, даже искуственно навязанной и фантасмагорической, примиряет с жизнью и собой и освобождает от фрустрации — состояния в ситуации несоответствия желаний и возможностей.

    Что мне оставалось делать, как не принять реальность такой, какая она есть, хотя эта  сама реальность начинала казаться мне кошмаром? Я твердо решил достичь счастья на этой земле. Отрицание и неприятие привели бы меня в тупик и на окно, а там я уже был. Принятие реальности, даже навязанной мне гуру, даже фантасмагорической, во-первых, примирило меня с ней, во-вторых, освободило от фрустрации — состояния в ситуации несоответствия желаний и возможностей. Мой гуру был проводником в запутанной структуре науки познания гор. Он был скорее философом, чем прагматиком и реалистом. Я находился рядом с ним и зависел от него, и у меня не было вариантов.

    Так я стал философом.

Глава 3. День 3.