fbpx

Наша легенда «Слово о Магтуре…»

Под ним струя светлей лазури
Над ним луч солнца золотой…
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой
М.Ю. Лермонтов
Посмотри, как чист и ясен
Солнца летнего закат…
И на завтра безмятежный
Небеса нам день сулят
А.Н. Плещеев

Строки Лермонтова памятны с детства, и как удобно и логично они приложимы к имиджу Кавказа и его жителей! А стихи Плещеева автоматически ясно прилагаются к образу Руси патриархальной… Горы — непременно мятеж и буря, равнины — безмятежность и покой. Это — типичный штамп, клише, ходячая формула и избитая монета — все вкупе. Кавказ безмятежный — это вечный покой гор и многовековое кавказское гостеприимство. Первое — от Бога, а второе предоставить лично вам берется ваш кавказский друг — МАГТУР!

Низкий поклон и вечная память автору «Слова о полку Игореве»

О, вы, соловьи старого времени, легенды кавказские сложившие! Если бы вы историю эту воспели, скача по мысленному древу, взлетая умом под облака, свивая славы вокруг нашего времени, возносясь по тропе с полей на горы!  

Так бы пели песнь Магтуру, внуку Домбая: «Не буря соколов занесла через поля широкие — стаи воронов окружили Кавказ великий». Или так пели вы, вещие: «Звенят призывы мирные — отзываются веселием в городах Русских!»

Вострубили трубы, и собрался совет всевышних в краю горном. Сошлись на беседу Эльбрус седовласый, старейшина края, и брат его младший, Казбек светлоглавый, и Дыхтау, и Шхара с Джимарой, и Тебулосмта, и Шан, и Адай-хох, и Шалбуздаг, и Домбай-Ульген. И взглянули на светлое солнце и увидели, что от него тенью все главы их прикрыты.

И сказал Эльбрус верным своим:

«Братья и други! Неужели Кавказу лучше во тьме быть, неужели народам на земле нашей суждено головы сложить? Сколько раз уж солнце тьмой Кавказ накрывало, ночь стенаниями грозными птиц пробуждала, свист звериный поднимался, птицы вещие в полуночи трепетали и кликали тревоги на вершинах дерев! Помним мы Войну Кавказскую полувековую, помним и беды недавние, всех нас встревожившие, — уже гибели народов ожидали птицы по дубравам, волки беду будили по оврагам, орлы клекотом зверей на кости звали, лисицы брехали на оружие воинское. Неужели снова кровавым зорям рассвет возвещать, черным тучам идти, хотящим прикрыть два солнца, а в них трепетать синим молниям? Неужели опять ветрам веять с моря, земле гудеть, рекам мутно течь, пыли поля покрывать, быть грому великому, идти дождю пулями, воронам каркать над добычею? Неужели еще женам плакать, причитая: «Уже нам своих милых ни в мысли помыслить, ни думою сдумать, ни очами не увидать!», и стонать Кавказу в горе, а Москве от напастей, и разливаться тоске, печали потоками по землям нашим? Сколь еще ночи темной на Кавказе длиться, когда уж туман рассеется, заря свет зажжет, и встанут трава с цветами, поникшие от жалости, и выпрямятся дерева, в печали к земле приклонившиеся!?»

И глас подал яр-зубр Домбай-Ульген:

«Вот уже, братья, веселое время настало, время мира и обилия, затихла борьба. Не померкли два солнца, не погасли оба багряные столпа и в море не погрузились, и два молодых месяца тьмою не заволоклись, и мы, други, не лишились веселия. Радуйся, древний Эльбрус, серебряными сединами увенчанный, — золотой престол твой сбережен будет, не потеряет Кавказ дедовской славы, не печалиться и Русской земле, вспоминая времена мирные. Соловьи веселыми песнями рассвет предвещают, страны рады и города веселы, — родился в моем народе молодец, а в крови его – кровь всех богатырей былинных русских и нартских, – от Ильи Муромского до Сосруко, из камня рожденного. Их храбрые сердца были из твердого булата скованы и в дерзости закалены, их помыслы влекли умы на подвиг, высоко летали они в отваге, точно соколы, на ветрах паря, стремясь птиц в дерзости одолеть.

Спел я песню старым богатырям, теперь — молодому петь! Мал еще Магтур, внук старого Домбая, да велик мыслию народы примирить, русичам край кавказский заново открыть, места самые заветные показать, радостию великою с братьями поделиться! Не держит Магтур в руке одной меча булатного, а в другой – щита кованного, а несет в двух руках ветки дерев реликтовых, – самшита и тиса кавказских, — знаменуя твердость стальную намерений своих и бессмертие надежды на мир, покой и согласие».

И возрадовались Эльбрус с Казбеком, и Дыхтау, и Шхара с Джимарой, и Тебулосмта, и Шан, и Адай-хох, и Шалбуздаг, и воспели хором звонким реки и водопады горные, и откликнулось эхо той песни волнами в озерах зеркальных и перекликами птиц поднебесных:

Время смуты-раздора скончалось!
Пусть пока наш МАГТУР невелик,
Но премудрость на нем оправдалась —
Очень дорог, хоть мал золотник!

Низкий поклон и вечная память автору «Песни о Соколе»

Высоко в небе сияло солнце, а горы зноем дышали в небо, и бились реки внизу о камни…

А по ущельям, в веселых брызгах, потоки рвались, стремились в речки, гремя камнями…

Все белой пене, седые, мощью врезались в горы, спадали с кручи, гремя и воя.

На тех горах и в тех ущельях давно уж жили, трудились люди с душой отважной и с легким сердцем, любя друг друга.

Настало время вражды великой — и люди  бились в бессильном гневе, и слезно плакал и твердый камень…

Не скоро люди в войне без смысла вдруг осознали, что жизнь уходит, что жить осталось две-три минуты…

— Мы умираем! — сказали люди, вздохнув глубоко. — Мы славно жили!.. Мы знаем счастье!.. Мы храбро бились!.. Но видит небо — конец известен: все в землю лягут, все прахом будет…

И люди смело вдруг встрепенулись, взглянули прямо в глаза друг другу, собрав все силы.

— О, если б снова нам всем собраться!.. Врагами были — друзьями станем! Неужто счастье лишь в том, чтоб видеть, как дети наши родятся в гневе и бьются рядом, воюют смладу?! Расправим крылья, вздохнем всей грудью, сойдемся в мире и безмятежно жить будем вместе, как раньше жили!

Потоков воды одеты в пену, и даль ласкала людские очи мечтой о счастье, мечтой о мире, покое вечном и безмятежном.

Открылось небо, вернулось солнце, очнулись души в стране под небом святым и чистым.

И вняли люди, что лишь пытались покрыть безумство своих желаний, что землю любят свою и небо, что любят горы и водопады, и что друг друга любя, как раньше, подарят ближним тепло и радость.

Безумству храбрых уж пели славу славу, безумство пели как мудрость жизни!

Уж капли крови людской горячей, как искры гасли во мраке жизни, хоть зажигали сердца больные безумной жаждой свободы, света!

Настало время великой дружбы — и люди руки свои раскрыли, как крылья птицы, обнять желая весь мир под небом…

И скоро к людям под солнцем горным слетаться стали другие люди с равнин, холмов, степей и моря…

Других пугливей остались люди в градах российских — больших и малых. Они привыкли всего бояться: боятся страха, боятся слухов, боятся дали, боятся жизни.

Не бойтесь, люди, не верьте слухам — нет больше страхов в горах Кавказа!

Вражды и смерти теней не бойтесь — в земле кавказской все безмятежно!

Тому порукой — ваш друг не старый, МАГТУР Домбайский, о ком легенду уже сложили.

Поклон вам, люди земли российской!

Зовет вас в гости МАГТУР Домбайский и обещает всю показать вам страну родную, что дышит нынче покоем-миром!

***

МАГТУР — гарант вашей безопасности в любом путешествии — и на просторах Дагестана на Каспии, и на территории возрожденной Чечни, и в «нестрашных» республиках  Ингушетия, Осетия-Алания, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия.

Залог безмятежности — незыблемый покой гор и спрятанных в них озер, глубокая религиозность жителей Кавказа и мирное сосуществование представителей разной веры, плодотворное сотрудничество древней культуры и современной науки, всесторонняя развитость горного туризма и спорта.

Эмблема безмятежности — сам великий Эльбрус, который ежедневно позволяет покорить свои вершины десяткам людей!

Порука безмятежности — верно служивший еще единой советской стране с 30-х годов прошлого столетия, вечно юный Домбай!