8(800) 500-30-76 cool.magtour@yandex.ru

10 «ЛЕСТНИЦ В НЕБО» ГОРНОЙ ИНГУШЕТИИ

В день великой бойни, когда обрушатся башни, по каждой высокой горе и по каждому высокому холму побегут потоки воды… В мыслях ты будешь дивиться о прежнем страхе… «Где тот, кто считал башни?» – так говорил великий пророк Исайя.

Как видно, великий день для Ингушетии – страны строителей башен — еще не настал. Десять древнейших мощных башенных комплексов – вот живая иллюстрация к слову того же пророка: «Встану Я станом вокруг тебя, осадными башнями окружу, укрепления против тебя воздвигну».

Поэтами и историками поются дифирамбы ингушским великанам: «И башни замков на скалах смотрели грозно сквозь туманы — у врат Кавказа на часах сторожевые великаны!» (М. Лермонтов), «Ингушские башни для своего времени были подлинным чудом человеческого гения, как для нашего столетия новые шаги человека в небо» (Е. Крупнов).

Не имеющий свою родовую башню не мог чувствовать себя равным среди равных. Ингуши говорили: «Тепло тому, кто в башне живет и холодно тому, у кого нет своей родовой башни». «Только имевший наследственную долю в боевой башне и могильнике считался полноправным свободным ингушом» (Н. Яковлев).

Как бы не «сортировались» монументальные каменные сооружения, — родовые и жилые, боевые и полубоевые, оборонительные и сторожевые, сигнальные и наблюдательные, — достаточно один раз увидеть их, прикоснуться к ним, услышать и произнести певучие «имена», чтобы сердце привязалось к ним навеки: Таргим, Эгикал, Пялинг, Ний, Карт, Эрзи, Ляжги, Хамхи, Цори…

Первый среди равных в «древнем десятке» — финалист конкурса «Семь чудес Света в России» башенный комплекс «Вовнушки», который на самом деле именуется «Вовнушке», да еще с ударением на первый слог, и в переводе с ингушского языка означает «Место боевых башен».

Особенности строительства башен просто приводят в замешательство. «Громадины» строились без всякого фундамента на скале, причем участок под башню считался надежным, если вылитое в него молоко «стояло», как в блюдце, не просачиваясь в  землю.

Первые, самые огромные, ряды камней обагрялись кровью жертвенного барана или быка. Только послушайте, как отвратительно звучит в русской традиции «молоко с кровью»! Хорошо, что наш известный мастер слова облегчил задачу восприятия – как прекрасно звучит «кровь с молоком»! (И. Андронников)

А как вам эта «черточка» древнего менталитета — если за год строительство башни не завершалось, то оно попросту прекращалось, и все труды по возведению колосса шли насмарку?! Или «милая затея» — сооружение помещений для укрытия семьи в периоды заранее запрограммированных вооруженных стычек между местными фамилиями из-за кровной мести?!  

Башенные постройки, и особенно башни Джейрахского района, породили кажущееся бесконечным число легенд, рассказов, полулегендарных преданий, песен и сказок, особенно знамениты героико-эпические песни ингушей, их духовные башни – «Илли».

Однако главная загадка и жемчужина Джейраха – один сверх объявленных десяти «лестниц в небо», старейшина российских христианских храмов, великолепный рельефный Тхаба-Ерды, материальное воплощение архитектурных, культурных, религиозных традиций тысячелетней давности. Тхаба-Ерды — это и своеобразное послание древних обитателей своим потомкам, и подлинные «ворота в небо».